Материалы в СМИ

Материалы в СМИ

Суррогатное материнство



Дата: 08.02.2010 14:05
"Первый канал"



Москва: +7 495 225 5595, Санкт-Петербург: +7 812 448 4717, E-mail: info@jurconsult.ru


Оригинальная статья на сайте 1-го канала

СЧАСТЛИВАЯ МАТЬ

В соответствии с действующим Семейным кодексом России услугами суррогатных матерей у нас могут воспользоваться только официально зарегистрированные супружеские пары. Но Наталья Горская  доказала, что может быть и иначе. Забеременеть ей не позволяли серьезные проблемы со здоровьем. Муж оставил Наталью, и она решила найти суррогатную мать. Женщина подала объявление в газету, и на него откликнулись.  Но найти подходящую кандидатуру было непросто: Наталью обманывали, проходя за ее счет медицинское обследование, подала объявление в газету, многие женщины не подходили по здоровью, или требовали слишком большой гонорар. Но последняя попытка оказалась счастливой. Она обошлась Наталье в 400 тысяч, но сейчас она – счастливая мама. В связи с тем, что Наталья не замужем, у нее возникли проблемы при юридической регистрации ребенка. Но она обратилась в суд, выиграла процесс, и помогла не только себе, но и другим женщинам, оказавшимся в аналогичной ситуации.

Комментарий юриста, эксперта Европейского Общества эмбриологии, репродукции человека Константина Свитнева:  В Семейном кодексе, в законе "Об актах гражданского состояния", в приказе Минздрава о применении вспомогательных репродуктивных технологий в терапии женского и мужского бесплодия речь идет только о супругах.  Если  в клинику приходила одинокая женщина или супружеская пара, не состоящая в официально зарегистрированном браке,   врачи рекомендовали им заключить брак. Между тем, никто не может быть принужден к вступлению в брак, и никто не может быть лишен фундаментального права на продолжение рода. Наталья дошла до суда, и суд признал отказ ЗАГСа в регистрации этого ребенка незаконным, обязал ребенка зарегистрировать.    Люди, не состоящие в браке, благодаря этому прецедентному решению российского суда,  могут воспользоваться услугами суррогатных матерей для продолжения рода. Супружество более не имеет никакого значения. Полагаю, что у клиник репродукции появятся тысячи новых пациентов, а нас в ближайшем будущем ожидают тысячи новых маленьких россиян.

Комментарий координатора общественного движения "Суд" Андрея Хвесюка:  В обществе, в целом, получится следующая ситуация:  традиционная семья просто канет в небытие. Если мы будем применять данные технологии, заранее программируя не только конкретную семью, но и все общество на такой способ рождения детей, то традиционная семья просто исчезнет.

fКомментарий психолога Елены Новоселовой:  Ситуация с суррогатной мамой – это ситуация горящая, это ситуация человеческой беды, человеческой надежды. И если есть у науки такая возможность сейчас...  И это совершенно, на мой взгляд, непротиворечит религиозным верованиям людей. Потому что если господь, разрешил открыть нам вот эту часть нашей жизни, - значит, это возможно.

Комментарий секретаря церковно-общественного Совета по биоэтике протоиерея Максима Обухова: Семья – это божественное установление. А здесь  затеяли целое судебное дело против понятия семьи. Это все разрушает. Семья - это то, что отличает человека от животного. У животных  - самки, самцы,  воспроизводство. А у человека есть семья, как божественное установление – любовь между мужем и женой. И ребенок рождается в любви, а не как у кошек и собачек – пошла и родила.

1Комментарий директора Московского дома фотографии Ольги Свибловой: Откуда вы это берете, что все дети рождаются в зарегистрированных браках? Огромное количество детей рождается в нелюбви, ненависти, в ситуации, чреватой конфликтом, насилием и бог знает, чем. И есть любовь, которая не зарегистрирована.

1Комментарий члена Европейской ассоциации репродуктологов, врача Виктории Заевой:  Женщина создана для того, чтобы продолжить род. Это то, что запрограммировано самой природой. Она хочет стать матерью. Но время ее очень ограничено: чем старше женщина, тем меньше возможностей у нее получить этого ребенка.  Идеальный срок для рождения первого ребенка -25 лет, для второго – 28, а для третьего – 33 года. Если этот биологический механизм нарушается, вы можете столкнуться с очень большими сложностями. И люди, которые смогли это преодолеть, они сейчас находятся среди нас.

НЕ БУДЕТ МАМОЙ НИКОГДА

Инесса Григорьева решила стать суррогатной матерью в 34 года, когда у нее уже была взрослая дочь и внук. На суррогатное материнство ее толкнуло желание помочь людям и финансовые трудности. Инесса обратилась в первое же агентство, найденное в интернете. Ее осмотрел врач, были взяты анализы, после чего Инессе сообщили, что по состоянию здоровья она подходит для программы ЭКО. Результатов анализов она не видела, информированное согласие о том, что может быть   при прохождении программы ЭКО, не подписывал. Затем Инессе назначили гормональную терапию – чтобы ускорить зачатие. Когда после курса гормонов женщина пришла на процедуру переноса эмбрионов, ей сказали, что переноса не будет, так как эмбрионов не хватило. Инесса снова обратилась в агентство, ей дали денег на дорогу и отправили домой. Когда Инесса стала выяснять, в чем же все-таки  причина отказа, выяснилось, что у нее – миома, и ей вообще была категорически противопоказана гормональная терапия, так как миома – гормонозависимая опухоль. Теперь Инесса не может стать не только суррогатной, но и просто матерью.

Комментарий члена Европейской ассоциации репродуктологов, врача Виктории Заевой:  Суррогатная мать – это работа, это, безусловно, благое дело.  Все женщины, которые хотели бы помочь и стать суррогатными матерями, должны пройти сначала медицинское обследование. Только потом они могут вступать в переговоры с людьми, которые бы  хотели воспользоваться услугами, а также заключить договор с медицинским учреждением. Обычно все расходы на медицинское обследование суррогатной матери берут на себя будущие родители.

1Комментарий зам. председателя комитета ГД РФ по охране здоровья Сергея Колесникова: В большинстве стран мира, где суррогатное материнство разрешено, агентства, как правило, патронирует государство. Тогда контроль достаточно жесткий. Как только мы выходим на рынок, на прибыль, начинаются, теневые нарушения, которые приводят к преступлению. Когда попадаешь в это правовое поле, прежде всего, основой является договор с агентством. Вы сначала подписываете агентский договор -  что вы должны пройти  обследование, какова ответственность этого агентства, каковы ваши права и ваши обязанности, в случае, если все будет замечательно. Что вы обязуетесь проходить вторую договорную стадию.

Комментарий юриста, эксперта Европейского Общества эмбриологии, репродукции человека Константина Свитнева:  Вообще, договор о суррогатном материнстве – это обычный договор возмездного оказания услуг, как если бы суррогатная мать была няней или кормилицей. И, соответственно, агентство выступает как работодатель.

ПОДЕЛИЛАСЬ СЧАСТЬЕМ

Ольга Егорова замужем, у нее двое детей. Стать суррогатной матерью она решила из желания помочь другой женщине испытать счастье материнства. С этой женщиной она познакомилась случайно, услышала о ее беде и решила помочь. Муж Ольги сначала не понял ее решения, но потом согласился и дал письменное согласие на то, что Ольга станет суррогатной матерью.
 
Комментарий юриста, эксперта Европейского Общества эмбриологии, репродукции человека Константина Свитнева:
   Мне кажется, что согласие мужа здесь совершенно необязательно. У нас, слава богу, женщины, в отличие от Российской империи, совершенно правомочны и вправе самостоятельно решать данный вопрос без привлечения мужчин. У нас в законодательстве нет такой нормы, что муж должен дать это согласие.

Комментарий психолога Елены Новоселовой:  У людей, которые хотят иметь ребенка и обращаются за такой услугой к женщине, которая готова ее выполнить,  психологически могут быть очень разные отношения к женщине, которая искренне хотела помочь. Прежде чем творить добро для кого-то, даже если они просят, надо в этих ситуациях сто раз подумать. Потому что очень просто может случиться такой перевертыш, и ты мгновенно оказываешься первым врагом этих людей. Это странный эффект, но в нашей психологии он присутствует. Вообще, 9 месяцев, это же огромный срок. И период этих девяти месяцев ребенок же живет в теле мамы, и с ним идет внутренний диалог. И этот диалог не может быть диалогом отчуждения: подожди, дорогой, вот сейчас мы с тобой встретимся, а потом мы с тобой немедленно расстанемся. На самом деле сейчас факт уже состоялся, и, как всегда в жизни, есть факт, есть его интерпретация. Это существует, это имеет право на жизнь, потому что это связано с судьбами живых людей, и они ищут выходы из тех ситуаций, в которых они оказываются. Причем, что суррогатная мама, что пары, которые хотят иметь ребенка. И задача, на мой взгляд, заключается как раз в адаптации этой идеи в социум. К тому, чтобы близкий круг родственников, дальний круг друзей, все мы, которые об этом знаем только, может быть, только понаслышке, относились к этому с благодарностью, с умом, и чтобы государство очень хорошо отслеживало юридически.

Комментарий зам. председателя комитета ГД РФ по охране здоровья Сергея Колесникова: Ребенок должен быть желанным. В акушерстве доказано, что желанный ребенок растет здоровым, более крепким. А если ребенок нежеланный, в акушерстве и гинекологии есть феномен рождения ребенка с грустным лицом. Так вот, если ребенок желанный, то  психологическая связь с суррогатной матерью должна быть очень  тесная, и иногда это приводит действительно к очень серьезным конфликтам.

Комментарий секретаря церковно-общественного Совета по биоэтике протоиерея Максима Обухова: Сама процедура экстракорпорального оплодотворения предполагает гибель нескольких эмбрионов. Морально мы это не приемлем. Кроме того, некая десакрализация материнства, превращение в коммерческую услугу – это тоже очень сомнительно. Если у человека нет возможности родить - бывают такие случаи, то есть усыновление. Эмбрион - это не вещь, которую можно купить, продать, передать, выдать, оформить. Кроме того, как это ни парадоксально звучит, но речь идет о  сдаче в аренду своего тела.

Комментарий директора Московского дома фотографии Ольги Свибловой:  Я как психолог по образованию, знаю, то, что каждая мать знает по своему опыту. Это вопрос твоего отношения к ребенку, который внутри тебя: ты счастлив или ты несчастлив, ты себя бережешь или ты себя не бережешь. И это еще и вопрос социально выработанного в обществе отношения к суррогатному материнству, потому что сегодня мы понимаем, что этот феномен уже существует. Есть люди, которые счастливы с детьми, которые рождены суррогатными матерями. Но никто не знает, как себя чувствует суррогатная мать 9 месяцев по отношению  к своим друзьям, своим знакомым, своим родным. Это   моральный конфликт, потому что она, конечно, себя убеждает: я помогаю, но, с другой стороны она понимает, что получает деньги.

Комментарий координатора общественного движения "Суд" Андрея Хвесюка:  Все-таки я бы хотел еще раз акцентировать на теме ЭКО. Это технология, которая подразумевает внедрение в матку нескольких эмбрионов, потом умерщвление некоторых из них, оставление одного-двух - не важно.  Теперь по поводу морального аспекта. Действительно,  ребенок, который вынашивается суррогатной матерью, становится  в каком-то смысле ей родным. То есть, эта проблема, на самом деле, не решена. Психологические последствия этого - для ребенка, для суррогатной матери, для и, кстати говоря, для биологической матери - не изучены.  Это нужно исследовать на протяжении долгих лет, как минимум, чтобы говорить, что это нормально.

МАМА СВОЕГО ВНУКА

В 1996 году сын Екатерины Германовны Захаровой тяжело болел. Врачи вынесли вердикт: жить осталось максимум 3 месяцы. Друзья помогли собрать деньги на лечение в Израиле. Та у него в приказном порядке взяли сперму. Сын прожил еще 9 лет, а после похорон Екатерину Германовну вернула к жизни только возможность стать бабушкой. Самое сложное было вывезти сперму из Израиля, яйцеклетка была взята из банка. Потом суррогатная мать, еще даже не забеременев, стала шантажировать Екатерину Германовну: требовала квартиру, машину и полное содержание. От ее услуг пришлось отказаться, и медицинский центр нашел еще одну кандидатуру. С ней у Екатерины Германовны   сразу сложились очень хорошие отношения.  В результате родился малыш, очень похожий на отца. Сейчас ему уже 4 года.

Комментарий секретаря церковно-общественного Совета по биоэтике протоиерея Максима Обухова: В реальности все не так получается красиво, как здесь рассказано. Я бы хотел телезрителям сказать, что я не рекомендую пользоваться этим методом. Много здесь есть скрытых вещей, осложнений, которые, которые, к сожалению, имеют место. Эта ситуация – это еще один камень для разрушения традиционной семьи. А это – не семья, это  биологическая репродукция.  Опять же нельзя забывать, что  при совершении этих манипуляций, один внук у вас родился, а пятерых ваших внуков уничтожили. Вас это устраивает?

Комментарий зам. председателя комитета ГД РФ по охране здоровья Сергея Колесникова: Давайте тут внесем ясность. Во-первых, когда переносилось восемь-двенадцать эмбрионов в матку вероятной матери, это время давно прошло. Есть жесткие регуляции, что в цикле искусственного оплодотворения в матку матери переносится не более двух эмбрионов.   Один из них может рассосаться, но никто его не убивает, это естественный процесс.  Но у меня тоже есть сомнения насчет суррогатного материнства, я не такой уж большой его сторонник. Основная задача сейчас - прописать настолько детально эту процедуру, чтоб закон был прямого абсолютно действия: чтобы не было мошенничества, наживы.  Это должно быть настолько жестко прописано, чтобы никаких сомнений – ни этических, ни моральных.

Комментарий директора Московского дома фотографии Ольги Свибловой:   Меня волнует юридический вопрос, потому что  суррогатная мама, если она не хочет отдавать ребенка, она имеет право этого ребенка не отдать. До тех пор, пока законодательно суррогатная мать может сказать "нет", всегда останутся психологические прецеденты – удачные или неудачные. Пока юридически четко не прописано, что в любой ситуации, как бы ни родился ребенок, он не ее, мы этот вопрос не решим.

Комментарий юриста, эксперта Европейского Общества эмбриологии, репродукции человека Константина Свитнева:   Не должна суррогатная мать иметь право оставить этого ребенка себе – это чужой ребенок. Не должна она иметь право прервать суррогатную беременность. Кто  решился бы доверить своего ребенка няне, которая, если захочет, может этого ребенка убить? А если он ей понравится, она может этого ребенка оставить себе. Здесь то же самое –это должно быть четко прописано в законе, и не должно быть таких прав у суррогатной матери.

Советы "Участка"
- Присоединяясь к программе "Суррогатное материнство", тщательно выбирайте специализированную клинику
- Обязательно подпишите договор, в котором будут учтены не только - обязанности, но и пожелания сторон
- Заранее позаботьтесь о пакете документов, необходимых для - регистрации малыша в ЗАГСе
- Суррогатная мама обязана помнить, что ребенок, которого она - вынашивает, - не ее.
- Суррогатная мама должна продумать, как объяснить собственному ребенку, почему она вернулась из роддома без малыша

На других языках

С 1 августа 2007 года компании "Росюрконсалтинг" присвоен статус представительства Союза Юристов Москвы.

Юристы компании разработали проект закона "О вспомогательных репродуктивных технологиях и гарантиях репродуктивных прав граждан". Приглашаем специалистов, а также широкую общественность принять участие в обсуждении этого законопроекта.

Росюрконсалтинг в
Tweeter
LiveJournal
Контакты
Партнер на Украине
+38 044 390 7676
Обратная связь

Rambler's Top100