Как нас найти
Партнер на Украине

Комментарий месяца все комментарии

«Суррогатные» сироты в России.


В январе 2010 года в одном из московских роддомов родилась «суррогатная» двойня. Обычная, вроде бы, ситуация, суррогатные дети рождаются теперь в России чуть не каждый день. Если бы не одно но. Один из малышей родился здоровым, второй – с серьёзным заболеванием кожи. Родители-заказчики суррогатной программы отказались от больного ребёнка, которого сами привели в этот мир. 3 ноября в «Комсомолке» http://www.kp.ru/daily/24586/755224/ вышла подробная статья на эту тему.
А на следующий день, 4 ноября, в Ульяновске на свет появился ещё один – абсолютно здоровый - «суррогатный» мальчуган. Родители отказались от него ещё до его рождения – они наняли сразу двух суррогатных мам, и беременность наступила у обеих. Один ребёнок оказался лишним. Более подробно об этой истории можно прочитать здесь http://surrogacy.ru/surrogacy_news16.php
Похоже, что речь идёт об определённой тенденции. За комментарием мы обратились к директору компании «Росюрконсалтинг» юристу Константину Свитневу, специализирующемуся на репродуктивном праве и морально-этических вопросах, связанных с применением вспомогательных репродуктивных технологий.

- Разумеется, ни о какой тенденции не может быть и речи. Да, бывает, что родители – как правило, из-за рождения больного ребёнка - отказываются от своих «суррогатных» детей, но случаи эти исключительно редки. А ситуации, когда родители отказываются от здорового малыша, как это произошло в Ульяновске, вообще уникальны.
В России до этого был только один подобный случай. 14 декабря 2005 года в Уральском НИИ охраны материнства и младенчества 35-летняя суррогатная мать по имени Татьяна родила тройню для своей родной сестры Марины. Марине до этого делали две подсадки, но неудачно. Тогда свою помощь сестре предложила Татьяна, которая уже выносила до этого двух собственных здоровых детей. Генетическая мама сразу же сообщила сестре, что тройню она "не поднимет" и предложила Татьяне забрать "двух лишних". Отношения между сёстрами не были оформлены документально - посчитали, что обо всём договорятся сами.
Полагаю, что вторая история всё-таки завершится благополучно, и родители заберут у Зинаиды своего ребёнка.

- Понимаете, обязать принять на себя родительские права и связанные с ними обязанности в принципе нельзя. Если возникает такая ситуация, то суррогатная мать, которая до осуществления в ЗАГСе записи в книге записей рождений по закону является матерью, до выписки из роддома пишет заявление об отказе от ребёнка. С этого момента судьбой малыша занимаются органы опеки, которые подыскивают ему опекунов или усыновителей. Ребёнок остаётся в роддоме семь дней, а затем на 21 день направляется в отделение патологии новорожденных на более тщательное обследование. Если за это время родители-заказчики суррогатной программы не одумались, а новых родителей найти не удалось, то через месяц информацию о ребёнке заносят в региональный банк данных, как это и произошло в случае с Антоном.

- Можно ли осуждать таких родителей? Растить ребёнка нелегко, тем более, выхаживать больного малыша. 50 000 женщин в нашей стране, не готовых взять на себя эту ответственность, ежегодно отказываются от своих новорожденных – и больных и абсолютно здоровых - в роддомах. Не поворачивается язык осудить их за это. Спасибо им хотя бы за то, что привели этих малышей в этот мир, не прервали беременность. Пусть этот ребёнок сейчас не нужен «отказнице», но он нужен всем нам, обществу.
Найдутся другие люди, которые возьмут на себя ответственность за этих людей. Ну а не найдутся, будем заботиться всем миром, это наш долг, долг общества заботиться о тех, кто слабее, кто нуждается в нашей защите. Непонятно стремление как можно быстрее спровадить Антона за рубеж. Я не думаю, что Россия обеднеет от того, что маленькому Антону нужно время от времени менять повязки с новокаином.
Во всяком случае, «постнатальные аборты» по рецептам «доктора» Никонова и других «докторов» из нацистских лагерей смерти делать не будем. Жизнь в любом случае лучше небытия. И я уверен, что Антону эта жизнь понравится, как нравится она всем нам, включая и людей с ограниченными возможностями, включая тяжело и даже неизлечимо больных. Никто не хочет умирать, «здесь» по любому лучше, чем «там».

- Что, было бы лучше, чтобы наши «миллионеры» вообще остались без детей? Чтобы вообще никто не родился? Тогда общественность была бы спокойна? А что было бы, если бы в результате PGD – предымплантационной генетической диагностики «больной» эмбрион был бы отбракован и уничтожен? И Антон вообще бы не родился? Да, дети приносят в этот мир счастье. Но с этим счастьем сопряжены заботы, хлопоты, ответственность за маленького человечка, быть может, какие-то проблемы. Неужели в этом мире будет больше счастья, если мы будем исходить из принципа «нет ребёнка, нет проблемы»?

- Меня гораздо больше волнует, что журналисты берутся судить о том, кто достоин быть матерью, а кто нет. Комиссию создавать? Только для тех, кто делает ЭКО? Или для всех? С образовательным, имущественным цензом, с экзаменом на материнскую «профпригодность»? А если экзамен не сдан – что, аборт делать?

- В завершение хочу сказать, что одно дело беременность спонтанная, незапланированная, и совсем другое дело беременность суррогатная. Рукотворные чудо-дети рождаются не сами по себе. Их за руку приводят в этот мир их будущие родители. И они должны отдавать себе отчёт в том, на что они идут. Мы в ответе за тех, кого получили.

Константин Свитнев

На других языках
Обратная связь

Rambler's Top100