Как нас найти
Партнер на Украине

Комментарий месяцавсе комментарии

В последнее время всё больше одиноких женщин, желающих реализовать своё право на материнство при помощи суррогатных программ, обращаются в клиники репродукции. Но имеют ли на это право одинокие женщины и могут ли в клинике отказать им в реализации их права на продолжение рода? Этой актуальной теме и посвящён июльский комментарий Генерального директора компании «Росюрконсалтинг» Константина Свитнева.

Одинокая женщина — право на материнство


Широко распространено мнение, что женщины, формально не состоящие в браке, не могут воспользоваться услугами суррогатных матерей. Это не так. В Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22.06.93 N 5487–1 в ст. 35 «Искусственное оплодотворение и имплантация эмбриона» говорится: «Каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона. Искусственное оплодотворение женщины и имплантация эмбриона осуществляются в учреждениях, получивших лицензию на медицинскую деятельность, при наличии письменного согласия одинокой женщины. Сведения о проведённых искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона, а также о личности донора составляют врачебную тайну».

Если у женщины имеются медицинские показания к суррогатному материнству, установленные Приказом № 67 Министерства здравоохранения РФ «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» от 26 февраля 2003 г., она может воспользоваться услугами суррогатной матери для вынашивания её ребёнка. Согласно этому приказу, показаниями к суррогатному материнству являются:

  • отсутствие матки (врожденное или приобретенное)
  • деформация полости или шейки матки при врожденных пороках развития или в результате заболеваний
  • синехии полости матки, не поддающиеся терапии
  • соматические заболевания, при которых вынашивание беременности противопоказано
  • неудачные повторные попытки ЭКО при неоднократном получении эмбрионов высокого качества, перенос которых не приводил к наступлению беременности.

Соответственно, одинокая женщина при наличии у нее медицинских показаний к суррогатному материнству может воспользоваться услугами суррогатной матери.

После рождения ребенка суррогатная мать в соответствии с п. 4 ст. 51 Семейного кодекса Российской Федерации и руководствуясь п. 5 ст. 16 Федерального Закона РФ «Об актах гражданского состояния» дает свое согласие на запись матери-заказчицы суррогатной программы в книгу записей рождений в качестве матери ребенка. После совершения данной записи в соответствии с п. 3 ст. 52 Семейного кодекса Российской Федерации суррогатная мать утрачивает все права на ребенка и не вправе в дальнейшем ссылаться на эти обстоятельства.

В Свидетельстве о рождении в графе «отец» должен ставиться прочерк, либо имя и отчество «отца» указываются по заявлению матери, а фамилия — по фамилии матери, или же отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, устанавливается путем подачи в орган записи актов гражданского состояния совместного заявления отцом и матерью ребенка (п. 3 ст. 48 Семейного кодекса РФ).

Следует отметить, что при наличии установленных вышеуказанным приказом медицинских показаний, одинокая женщина может воспользоваться и услугами донора ооцитов или же донорским эмбрионом. Таким образом, возможна ситуация, когда одинокая женщина может быть записана матерью ребёнка, не только не имеющего с ней генетического родства, но и выношенного и рождённого другой женщиной — суррогатной матерью.

Отказ в реализации законного права на материнство может быть оспорен в судебном порядке и первый положительный прецедент такого рода в нашей стране уже создан.

Летом 2008 года в Краснодаре у 45-летней женщины, не состоящей в браке, родилась «суррогатная» дочка. Работники Прикубанского районного ЗАГСа несмотря на то, что сурмама подписала все установленные законом документы, отказались регистрировать ребёнка на единственную родительницу, утверждая, что законной его матерью девочки является выносившая и родившая её суррогатная мама. В качестве «компромисса» заказчице суррогатной программы предложили «усыновить» собственного ребёнка. По рекомендации наших юристов она подала иск об установлении материнства в суд. Но конфликт был решён в досудебном порядке. Изучив предоставленные документы, ЗАГС признал истицу законной матерью ребёнка, не дожидаясь официального судебного решения. Судья Прикубанского районного суда Елена Бережинская, занимавшаяся этим делом, специально обратила внимание работников ЗАГСа на то, что своими действиями они нарушают закон. Она особо отметила, что «нужно подходить к делу исходя не из буквы, а духа закона и соблюдать интересы матери и ребёнка, а не работать по принципу «как бы чего не вышло». Значение этого события для сотен тысяч одиноких российских женщин, желающих стать матерями, трудно переоценить. Впервые в России создан прецедент, когда государство в лице суда встало на защиту права не состоящих в браке граждан на продолжение рода через программу суррогатного материнства. Следует отметить, что российский суд руководствовался положениями подписанной ещё СССР в 1950 году Международной конвенции о защите прав и свобод человека, в частности, её статьями 8, 12 и 14, запрещающими любые формы дискриминации.

Константин Свитнев

На других языках
Обратная связь

Rambler's Top100